Краткий обзор

В общем и целом, в письменном искусстве Кореи, как и в других странах, есть традиция выбивать эпитафии на надгробных камнях – это одни из источников письменности, которые дошли до современных исследователей. На заре корейской письменности первые книги создавались из бамбуковых дощечек – до нас их дошло крайне мало, что связано со сложностью сохранения текста на бамбуке. Эти книги были целиком написаны классическими китайскими иероглифами – средневековые учёные в Корее учили китайский язык так же, как их коллеги из Средневековой Европы учили латынь – и тот, и другой язык использовался для межнационального общения в регионе и способствовал интенсивному культурному обмену.

Яркими примерами исторических записей являются, к примеру, корейские книги, отпечатанные с помощью подвижных литер, или имперские энциклопедии. Печатный станок в Корее, по всей видимости, изобрели намного раньше, чем это сделали Иоганн Гуттенберг (Johann Gutenberg) или Уильям Чакстон (William Caxton), западные «первопечатники».

Помещения для переписывания рукописей существовали в корейской культуре с самого начала, а с распространением буддизма и конфуцианских школ они стали ещё более значимы, копируя священные религиозные тексты и учения наставников. Большинство буддистской литературы читалось вслух и имело очень ограниченный словарный запас, что делалось для того, чтобы воспроизвести впечатление на паству и тренировать память при заучивании.

Стили корейской литературы очень близки к китайским и даже европейским. Есть эпические саги, поэзия, религиозные тексты и толкования к конфуцианскому и буддийскому учениям. Есть также переводы иностранной литературы, описания игр и придворных ритуалов, комедии и трагедии, смешанные жанры, а также романы самого различного рода. Имеется обширное количество радиодрам или визуальных постановок, но лишь немногие из них были переведены на другие языки. Особенно был замедлен перевод корейской литературы в период японской оккупации, когда запрещалось писать на корейском языке и с периода 1941-1945 гг. сохранилось совсем немного книг, изданных подпольно.

О произведениях эмигрантов в Шанхае и других регионах ничего не известно. Заграничные корейские авторы, экспатрианты, имели весьма ограниченный успех, за исключением произведений, касающихся путешествий (т.е. по сути путеводителей), которые читались чрезвычайно хорошо.

Корейский эпос лучше всего может быть представлен работами Йи Кю-бо (Yi Kyu-bo), чей «Король Когурё Тонмён» («King Dongmyeong of Goguryeo»), к примеру, повлиял на работы таких авторов, как Йи Чехён (Yi Jehyeon; хангуль: 이제현) и Йи Иль-ло (Yi Il-lo), Йи Ку-бо (Yi Ky-bo) и Чхой Чху (Choi Chu), писавших истории и рассказы о битвах.

В некоторой степени литература XX столетия под американским влиянием переместилась из такой комплексной формы искусства как каллиграфия в область стандартных печатных книг. А в XXI в., хотя корейское каллиграфическое искусство несколько возродилось, появились другие формы для выражения литературных изысков – блоги, сайты и прочие виртуальные страницы. Появились и комиксы – манхва – и иллюстрированные новеллы, но они, оставаясь довольно популярными, пока не шагнули на большие экраны в виде фильмов или телесериалов.

Современная литература Кореи – область очень здоровая и успешная, что связано с тем, что корейскую нацию можно назвать нацией читателей. Цены на книги здесь довольно низки, а писатели – уважаемы, причём многие из них имеют определённую академическую степень. Хорошо в Корее относятся и к новому поколению романистов – так называемым блоггерам, а также к авторам-женщинам. К сожалению, корейских авторов на другие языки переводят очень мало, но попытки по переводу той или иной литературы предпринимаются, пусть медленно, но верно, и постепенно Запад откроет для себя шедевры корейской литературы.